Петрова муковисцидоз

Актуальные вопросы диагностики муковисцидоза

Е.И. Кондратьева, д. м. н., профессор, В.Д. Шерман, к. м. н., Н.И. Капранов, д. м. н., профессор, Н.Ю. Каширская, д. м. н., профессор, НКО муковисцидоза ФГБНУ «МГНЦ», ГБУЗ «ДГКБ № 13 им. Н.Ф. Филатова ДЗМ», г. Москва

Муковисцидоз (МВ), или кистозный фиброз (cysticfibrosis), — одно из наиболее частых моногенных наследственных заболеваний с полиорганной патологией, резко сокращающее продолжительность и качество жизни пациентов без адекватного комплексного лечения в течение всей жизни. МВ распространен среди населения всей Земли, но наиболее часто поражает европеоидов: в среднем с частотой 1 на 2500-4500 новорожденных. Еще совсем недавно больные муковисцидозом умирали в раннем детском возрасте или даже на первом году жизни от пневмонии и истощения, обусловленными мальабсорбцией.
Ключевые слова: диагностика, генетика, мутации, неонатальный скрининг, потовая проба, эластаза кала.
Key words: cystic fibrosis, diagnosis, genetics, mutation, newborn screening, sweat test, fecal elastase.

Болезнь прежде всего характеризуется повышенной продукцией вязкого бронхиального секрета, частыми легочными инфекциями и обструкцией дыхательных путей. По мере прогрессирования легочной болезни образуются участки ателектазов, развивается эмфизема, постепенно разрушается паренхима легких с развитием бронхоэктазов и участков пневмосклероза, а больной имеет высокий риск погибнуть от легочно-сердечной недостаточности. В финальной стадии заболевания пересадка комплекса «сердце-легкие» остается для больного единственной надеждой. Помимо бронхолегочной системы у большинства больных муковисцидозом поражается поджелудочная железа, при этом это происходит внутриутробно. Недостаточность панкреатических ферментов обусловливает нарушение всасывания жиров и белков, развитие нутритивной недостаточности. В результате больные отстают в росте и страдают гипотрофией. Продукция инсулина также может быть нарушена, что ведет к развитию диабета. К частым осложнениям течения муковисцидоза относят остеопороз, а также жировой гепатоз с переходом в цирроз. При наличии «мягкой» мутации клинические проявления развиваются постепенно, преобладают моносимптомы, диагноз «муковисцидоз» устанавливается поздно или случайно.

Своевременная диагностика муковисцидоза, обеспечивающая в большинстве случаев раннее начало терапии, в том числе на доклиническом этапе, улучшает прогноз заболевания, повышает эффективность лечения, позволяет предупредить развитие тяжелых осложнений, значительного отставания в физическом развитии, а в ряде случаев и необратимых изменений в легких. Ранняя диагностика позволяет семье вовремя решить необходимые вопросы, связанные с рождением здорового ребенка (генетическое консультирование, пренатальная диагностика МВ в последующие беременности).

Диагностика делится на:

1) пренатальную диагностику;
2) диагностику по неонатальному скринингу (до клинических проявлений или при их дебюте);
3) диагностику при клинических проявлениях:

  • пациенты, не вошедшие в программу неонатального скрининга на МВ, которая проводится с 2006-2007 гг. Группы риска: пациенты с патологией желудочно-кишечного тракта, бронхолегочными нарушениями, патологией других органов;
  • ложноотрицательные результаты неонатального скрининга и потовой пробы;
  • пациенты с неонатальной гипертрипсиногенемией, не получившие обследования в виде потовой пробы;

    4) диагностику среди родственников больных.

    В настоящее время налаживается дородовая диагностика муковисцидоза в перспективных и информативных семьях (Москва, Санкт-Петербург, Уфа, Томск, Красноярск, Ростов-на-Дону, Владивосток и некоторые другие города), что, безусловно, важно для профилактики этой тяжелой патологии. Пренатальная диагностика возможна в виде ДНК-диагностики при проведении амниоцентеза (получение околоплодных вод в ранний срок -13-14 недель и поздний — обычно 16-20 недель беременности) в семье носителей одной мутации гена CFTR и имеющей больного ребенка. Диагноз может быть заподозрен при УЗИ плода внутриутробно при наличии характерной УЗ-характеристики в виде гиперэхогенного кишечника. УЗИ во время беременности рекомендуют в скрининговые сроки: 11-14, 18-21 и 30-34 недели беременности. Обязательно проводят повторное исследование. В 50-78% случаев это состояние будет связано с МВ и проявится мекониальным илеусом. Диагноз в этом случае может быть установлен еще до рождения ребенка. В то же время этот признак не является высокоспецифичным для МВ, может быть транзиторным явлением, а также связанным с другими патологическими состояниями. При этом ДНК-диагностика родителей дает необходимую информацию о наличии мутаций у каждого из родителей и позволяет предполагать заболевание у ребенка при рождении.

    Клинические признаки

    1. Диагностика классической формы МВ обычно не представляет сложностей. Классический фенотип больного является результатом наличия двух мутантных копий гена муковисцидозного трансмембранного регулятора (CFTR) и характеризуется хронической бактериальной инфекцией дыхательных путей и придаточных пазух носа, стеатореей из-за внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы, мужским бесплодием из-за обструктивной азооспермии, а также повышенной концентрацией хлоридов потовой жидкости.
    2. Проблемы диагностики МВ, как правило, связаны с фенотипическим разнообразием его форм, обусловленным генетическим полимор-

    В ряде случаев атипичного течения МВ возможна его диагностика во взрослом возрасте. Как правило, в этой группе больных отмечается более мягкое течение болезни в связи с сохранностью функции поджелудочной железы и нетяжелым поражением органов дыхания.

    В абсолютном большинстве случаев МВ может быть диагностирован в раннем детском возрасте (в 90% случаев — на первом году жизни). К сожалению, нередки случаи диагностики МВ у взрослых с классическим фенотипом.

    Диагностика МВ у носителей «мягких» генотипов (актуально для детей, рожденных до 2006-2007 гг., и взрослых):

  • поздний дебют;
  • монодебют, монопоражение, моносимптоматика со стороны органов дыхания;
  • клинические симптомы поражения легких стерты, или не выражены, или маскируются (бронхиальная астма, пневмонии);
  • относительно высокая доля отрицательных, сомнительных или не резко повышенных хлоридов пота;
  • мутации часто не входят в число мутаций, наиболее часто определяемых в генетических консультациях, и требуют проведения секвенирования;
  • необходима консультация лор-врача, андролога.

    В настоящее время выделяют несколько групп риска по МВ.

    Основной группой риска по заболеванию в РФ в настоящее время являются новорожденные с неонатальной гипертрипсиногенемией. Учитывая возможность получения ложноотрицательных результатов неонатального скрининга, а также то обстоятельство, что в РФ неонатальный скрининг на МВ проводится с 2006-2007 гг., не теряет своей актуальности анализ групп риска, включающих пациентов с патологией желудочно-кишечного тракта, бронхолегочными нарушениями, патологией других органов и родственников больных МВ (табл. 1).

    Таблица 1.

    Группы риска для дифференциальной диагностики муковисцидоза

    Использованные источники: medi.ru

    ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ:

      Несахарный диабет в моче

      К чему приводит гипогликемия

    В день муковисцидоза вспоминают тех, кто не дождался трансплантации легких

    8 сентября отмечается международный день борьбы с муковисцидозом — наследственным заболеванием, при котором поражаются все органы, которые выделяют слизь: бронхолегочная система, поджелудочная железа, печень, потовые железы, слюнные железы, железы кишечника, половые железы.

    Директор благотворительного фонда помощи больным муковисцидозом «Кислород» Майя Сонина рассказала порталу «Милосердие.ru», о чем она думает в этот день.

    Путь длиной в десять лет

    Международный день муковисцидоза — это не праздник, это работа. Дни определенных заболеваний придуманы для того, чтобы в назначенное время для всех разрозненных и утонувших в своих повседневных заботах и проблемах людей, самых разных, но объединенных и уравненных общей бедой, была хотя бы раз в году возможность быть услышанными. Им предоставляют в этот день трибуну и рупор.

    Лет 10 назад слово «муковисцидоз», написанное кириллицей, встречалось разве что на узкопрофильных медицинских сайтах, да на первом в стране благотворительном сайте deti.msk.ru, где и по сей день принимают пожертвования для лечения детей в РДКБ. О муковисцидозе не знали ни пресса, ни общественность, и даже далеко не все врачи в разных регионах нашей Родины произносили это слово более чем один раз по слогам. Дети погибали в безвестности, в каком-то другом неизведанном мире.

    Я была волонтером фонда при РДКБ, придя туда в 1999-м году и открыв для себя этот самый муковисцидоз, который оказался самым распространенным из наследственных заболеваний. По сей день боготворю врачей, которые тянули этих пациентов в условиях, называемых «что Бог послал, спасибо и на том», тянули их до конца. Много, несколько сотен детей, наблюдавшихся в отделении Медгенетики, которое сейчас почему-то называется отделением Педиатрии, ушли за это время из жизни, так и не дождавшись счастливого шанса обрести второе дыхание.

    Второе дыхание для тех, кто дождался

    «Второе дыхание» в нашей стране для больных муковисцидозом стало возможно только в 2011-м году, когда пациентам с терминальной дыхательной недостаточностью в НИИ СП им. Склифосовского и в НИИ Трансплантологии им. Шумакова начали проводить операции по трансплантации легких (с опозданием почти на 30 лет в сравнении с мировой практикой). Наши хирурги добивались этой возможности долго и героически.

    В этом году в Москве проведено шесть операций по трансплантации легких больным муковисцидозом из разных регионов России. Для Европы и Америки это ничтожно мало, а для нас это уже прорыв. Нет ни одной операции за этот год с летальным исходом, все пациенты живы и восстанавливаются.

    Оксана Петрова, у которой уже почти не было надежды за три года ожидания, которая была уже, практически, лежачей и на постоянной вспомогательной вентиляции легких, сейчас занимается бегом и увеличивает физическую нагрузку, чтобы «прийти в форму». Она ведь и раньше, пока болезнь еще не вступила в активную фазу, была спортсменкой. Оксана счастлива, как только может быть счастлив воскресший человек. А мы поминаем в молитвах тех, чьи имена скрыты от нас, кто, уходя, отдал нашим ребятам свои легкие.

    Муковисцидоз у Оксаны, конечно, никуда не исчез, он остается, но трансплантация легких, если все будет и дальше идти, как говорят врачи, «в штатном режиме», позволит Оксане жить насыщенно и полноценно еще годы и годы.

    Койко-место как чудо

    Есть и те, кто очень надеялся на такой шанс и не дожил. Они есть в моей памяти, смотрят на нас из прошлого. Они могли бы сегодня жить. Кто-то не дожил потому, что у нас еще не было трансплантации, кто-то — из-за бюрократических барьеров, тормозящих этот процесс, а многие ушли от нас потому, что не получили вовремя лечения, не хватало мест в больнице. Особенно большая очередь была, так как за 20 лет существования «взрослого» центра для больных старше 18 лет было всего четыре койко-места.

    В этом году произошло чудо. Руководство московской ГКБ №57 отдало целый этаж для такого отделения. Шестнадцать отдельных просторных боксов, которые теперь никогда не пустуют. Спасибо больнице, спасибо благотворителям, которые оплатили ремонт и оснащение.

    Взрослые муковисцидозники — традиционно самые тяжелые и самые обездоленные. Болезнь ведь с годами прогрессирует, а государство теряет к ним интерес и меньше проявляет заботы, меньше дает лекарств и льгот, и потенциальные благотворители жалеют их меньше, чем детей, и потому реже им помогают. Их право на жизнь приходилось доказывать их смертями, рассказывая о том, как они задыхаются, чего они могли бы достичь, но не достигли. В сравнении с прошлыми годами смертность среди взрослых пациентов в этом году снизилась с 5% до 2%. Смертность среди детей с МВ у нас уже несколько лет составляет 0,2%.

    В любой момент все может скатиться обратно, к тем годам, когда большинство до 18 лет не доживали. Эти ребята и их родители всегда с таким страхом живут в нашей стране, это уже привычный страх перед лишениями. Слишком много запретов придумывает наше государство в связи с идеей об импортозамещении и урезанием бюджета здравоохранения. Ужас или безысходность — вот основные чувства, которые присутствуют в письмах или звонках от обращающихся за помощью, особенно в последнее время.

    Опасности импортозамещения

    Определенные группы льготных лекарств, назначенных по жизненным показаниям и оплачиваемые региональными бюджетами, уже почти повсеместно заменили на аналоги, на которые у половины больных — опасная для жизни реакция организма, а другой половине они — как мертвому припарки. И это надо доказывать на себе и показывать для наглядности. Посмотрите, мол, моему малышу стало плохо от этого, вы видите?

    Закон, чтобы не казаться таким уж страшным, предлагает сегодня в качестве выхода из положения консилиумы для каждого такого отдельного больного, чтобы в индивидуальном порядке возле каждого назначенного препарата врач имел право написать «не подлежит замене», чтобы потом разыгрывался тендер на каждого такого отдельного пациента по каждому назначению для него.

    Пациентов с редкими болезнями в нашей стране насчитывается около полумиллиона. Полмиллиона консилиумов ежегодно. И это рекомендация, а не обязанность, и это чаще всего может не совпадать с внутренними административными особенностями клиники.

    В общем и целом, благотворительные фонды, которым все в большей степени остается заменять собой государство, врачи и пациенты ждут начала следующего года с непрекращающимися попытками доказать государству свою компетентность в вопросах лечения на круглых столах, в кабинетах, в переписке, и со словами «пронеси эту чашу мимо». Что еще придет в голову нашим законодателям? Это к вопросу об «уверенности в завтрашнем дне».

    Использованные источники: www.miloserdie.ru

    ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ:

      Похудел и гинекомастия прошла

      К чему приводит гипогликемия

    Клиническая и лабораторная диагностика муковисцидоза

    Муковисцидоз остается одним из самых распространенных наследственных заболеваний, встречаясь в европейских странах с частотой 1:2000-2500 новорожденных. В РБ зарегистрировано 105 больных с данной патологией. Новые медицинские технологии и протоколы лечения, применяемые для терапии муковисцидоза (высокоактивные ферменты, современные широкого спектра антибиотики, муколитики), привели кувеличению продолжительности жизни и улучшению ее качества. И если еще 5-10 лет назад дети не доживали до 7-летнего возраста и лишь единицы переживали 10-летний рубеж, то в ближайшем будущем больные будут уже переходить под наблюдение терапевта. По прогнозам через 5-7 лет в клинику придут более 25 пациентов в возрасте старше 18 лет. В связи с этим представляется важным поделиться собственным опытом, накопленным за многолетний период существования детского Центра.

    Таблица
    Рабочая классификация муковисцидоза (Рачинский С.В., Капранов Н.И., 2000)

    1. Смешанная (легочно-кишечная)

    2. Активность:
    — малая
    — средняя

    Абсцессы,
    ателектазы,
    пневмо- и пионевмоторакс,
    легочное сердце,
    кровохарканье,
    кровотечение (легочное, желудочное),
    гайморит,
    отечный синдром,
    цирроз печени,
    эквиваленты мекониального илеуса,
    выпадение прямой кишки,
    отставание в физическом развитии

    Хорошее:
    71-100 баллов

    Удовлетвори-
    тельное:
    56-70 баллов

    Средней тяжести:
    41-55 баллов

    Тяжелое:
    Менее 40 баллов

    Эндобронхит:
    — катаральный
    — катарально-гнойный
    — гнойный

    Рестриктивный
    Комбинированный
    Обструктивный

    Диагностика муковисцидоза (клиническая)

    При сборе анамнеза и объективном осмотре следует обратить внимание на следующие диагностические признаки:

    1. Семейный характер заболевания. Предусматривает учет случаев диагностированного муковисцидоза в семье (у братьев и сестер) либо смерти детей в раннем возрасте от тяжелой бронхолегочной патологии, кишечной непроходимости. Признак непостоянный и необязательный.
    2. Частые упорные бронхолегочные заболевания в раннем возрасте (бронхиты, пневмонии), резистентные к традиционной терапии. Почти постоянный кашель, одышка смешанного характера, быстро нарастающие признаки хронизации процесса в легких, нарушение периферического кровообращения (изменение ногтевых фаланг по типу «часовых стрелок», пальцев по типу «барабанных палочек»). Признак постоянный и обязательный.
    3. Стеаторея, полифекалия, развивающиеся вследствие изменений в секреции поджелудочной железы, являются достоверным клиническим критерием муковисцидоза.
    4. Значительные вариации аппетита. Он может быть удовлетворительным, а иногда и очень хорошим, и при этом масса тела уменьшается. Признак выявляется у детей раннего возраста. По мере взросления, нарастания хронической бронхолегочной патологии и интоксикации аппетит снижается вплоть до анорексии. Возможны боли в животе из-за развития язвы 12-перстной кишки, эзофагита, гастрита.
    5. Задержка роста, полового развития, мужская стерильность.
    6. «Соленая кожа» за счет повышенного количества Na и Cl в поте.

    Диагностика муковисцидоза (лабораторная)

      Пилокарпиновая проба пота. Сегодня остается обязательной диагностической процедурой. Содержание Сl − в поте более 60 ммоль/л, a Na + более 70 ммоль/л при достаточной навеске (минимум 100 мг пота) является характерным лабораторным признаком муковисцидоза. Проба должна проводиться во всех случаях, подозрительных в отношении муковисцидоза.

    При впервые установленном диагнозе проба должна быть повторена 3 раза. В практике наблюдается ситуация, когда уровень Na и Cl + и Cl − в поте, копрограмму и генетическое исследование в медицинском центре. Там же проводится и дородовая диагностика беременных с целью выявления муковисцидоза у плода.

    Вы читаете тему:

    Современные подходы к диагностике и лечению муковисцидоза

    Использованные источники: www.plaintest.com

    СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

      Лечение гипогликемии рекомендации

      Приступ гипогликемии что делать

    Проект национального консенсуса «Муковисцидоз: определение, диагностические критерии, терапия» Раздел «Генетика муковисцидоза. Молекулярно-генетическая диагностика при муковисцидозе»

    Полный текст:

    Аннотация

    Ключ. слова

    Об авторах

    Список литературы

    2. Castellani C, Cuppens H, Macek M Jr et al. Consensus on the use and interpretation of cystic fibrosis mutation analysis in clinical practice. J Cyst Fibros. 2008 May;7(3):179-196.

    3. Pettit RS. Cystic Fibrosis Transmembrane Conductance Regulator-Modifying Medications. Ann Pharmacother. 2012 Jul-Aug;46 (7-8):1065-1075.

    4. Zielenski, J. Genotype and phenotype in cystic fibrosis. Respiration.2000; 67(2):117-133.

    5. Mishra A, Greaves R, Massie J. The relevance of sweat testing for the diagnosis of cystic fibrosis in the genomic era. Clin Biochem Rev. 2005 Nov;26 (4):135-153.

    6. Pettit RS, Fellner C. CFTR Modulators for the Treatment of Cystic Fibrosis. P&T®.2014 Jul; 39(7):500-511.

    7. Griesenbach U, Alton EW. Recent advances in understanding and managing cystic fibrosis transmembrane conductance regulator dysfunction. F1000 Prime Rep. 2015 May 27; 7:64. (http://f1000.com/prime/reports/m/7/64).

    8. Marson FA, Bertuzzo CS, Ribeiro JD Classification of CFTR mutation classes Lancet Respir Med. 2016 Aug;4(8):e37-8.

    9. De Boek K, Amaral MD Progress in therapies for cystic fibrosis lancet Respir Med. 2016 Aug; 4(8):662-74.

    10. Borowitz D, Durie PR, Clarke LL, et al. Gastrointestinal outcomes and confounders in cystic fibrosis. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2005 Sep; 41(3):273-285.

    11. Ahmed N, Corey M, Forstner G et al. Molecular consequences of cystic fibrosis transmembrane regulator (CFTR) gene mutations in the exocrine pancreas. Gut. 2003 Aug; 52 (8):1159-1164.

    12. Koch C, Cuppens H, Rainisio M, et al. European Epidemiologic Registry of Cystic Fibrosis (ERCF): comparison of major disease manifestations between patients with different classes of mutations. Pediatr Pulmonol. 2001 Jan; 31(1):1-12.

    13. Koch C. Early Infection and Progression of Cystic Fibrosis Lung Disease. Pediatr Pulmonol. 2002 Sep;34 (3):232-236.

    14. Smyth AR, Bell SC, Bojcin S et al. European Cystic Fibrosis Society Standards of Care: Best Practice guidelines. J Cyst Fibros. 2014 May; 13 Suppl 1:S23-42.

    16. Richards S, Aziz N, Bale S, et al. Standards and guidelines for the interpretation of sequence variants: a joint consensus recommendation of the American College of Medical Genetics and Genomics and the Association for Molecular Pathology. Genet Med. 2015 May; 17(5):405-424.

    17. Wallis Y, Payne S, McAnulty C, et al. Practice Guideline for the Evaluation of Pathogenicity and the Reporting of Sequence Variants in Clinical Molecular Genetics. Available at https://www.acgs.uk.com.

    18. Clinical Genomics. A Guide to Clinical Next Generation Sequencing. Edited by S. Kulkarni, J. Pfeifer. Elsevier Inc., Academic Press, London, UK.2015, pp. 470. ISBN: 978-0-12-404748-8.

    19. Quintans B, Ordonez-Ugalde A, Cacheiro P, et al. Carracedo, A., Sobrido, M.J. Medical genomics: The intricate path from genetic variant identification to clinical interpretation. Appl Transl Genom.2014 Jun 16; 3(3):60-67.

    20. Kerem E, Conway S, Elborn S, Heijerman H. Standards of care for patients with cystic fibrosis: a European consensus. J Cyst Fibros. 2005 Mar;4(1):7-26.

    21. Farrell P M, Rosenstein B J, White T B, et al. Guidelines for diagnosis of cystic fibrosis in newborns through older adults: Cystic Fibrosis Foundation consensus report. J Pediatr. 2008 Aug; 153(2):S4-S14.

    22. DeBoeck K, Wilschanski M, Castellani C,J, et al.Cystic fibrosis: terminology and diagnostical gorithms. Thorax. 2006 Jul; 61(7):627-635.

    23. Bombieri C, Claustres M, De Boeck K et al. Recommendations for the classification of diseases as CFTR-related disorders. J Cyst Fibros.2011 Jun; 10 Suppl 2:S86-102.

    24. Munck A, Mayell SJ, Winters V. Cystic Fibrosis Screen Positive, Inconclusive Diagnosis (CFSPID): A new designation and management recommendations for infants with an inconclusive diagnosis following newborn screening. J Cyst Fibros. 2015 Nov;14(6):706-713.

    25. Ooi CY, Castellani C, Keenan K et al. Pediatrics. 2015 Jun; 135(6):e1377-85.

    26. World Health Organization. Classification of cystic fibrosis and related disorders, Report of a Joint Working Group of WHO/ICF(M)A/ECFS/ECFTN, 2001. J Cyst Fibros. 2002 Mar;1(1):5-8.

    27. LaRusch J, Jung J, General IJ, et al. Mechanisms of CFTR functional variants that impair regulated bicarbonate permeation and increase risk for pancreatitis but not for cystic fibrosis. PLoS Genet. 2014 Jul 17; 10(7):e1004376.

    28. Witt H. Chronic pancreatitis and cystic fibrosis. Gut. 2003 May; 52 Suppl 2:ii31-41.

    29. Pettit RS, Fellner C. CFTR Modulators for the Treatment of Cystic Fibrosis. P T. 2014 Jul; 39(7):500-511.

    30. Кондратьева ЕИ. Инновационные методы терапии муковисцидоза. Врач. 2016 №2:77-81.

    31. Mall M, Grubb BR, Harkema JR, O’Neal WK, Boucher RC. Increased airway epithelial Na (+) absorption produces cystic fibrosis-like lung disease in mice. Nat Med. 2004 May; 10(5):487-493.

    32. Sheridan MB, Fong P, Groman JD, et al. Mutations in the beta subunitof the epithelial Na+ channel in patients with a cystic fibrosis-like syndrome. Hum Mol Genet. 2005 Nov 15;14(22):3493-3498.

    33. Gallati S. Disease-modifying genes and monogenic disorders: experience in cystic fibrosis. Appl Clin Genet.2014 Jul 10; 7: 133-146.

    34. Красовский СА, Каширская НЮ, Черняк АВ и др. Генетическая характеристика больных муковисцидозом в Российской Федерации по данным национального Регистра (2014г). Пульмонология 2016; 26 (2): 133-151.

    35. Степанова АА, Абрукова АВ, Саваскина ЕН, Поляков АВ. Мутация p.E92K — основная причина муковисцидоза у чувашей. Генетика. 2012; 48(7): 863-871.

    36. Bobadilla JL, Macek М Jr, J.P. Fine J P, Farrell PM. Cystic fibrosis: a worldwide analysis of CFTR mutations — correlation with incidence data and application to screening. Hum Mutat. 2002 Jun; 19(6):575-606.

    37. Петрова НВ, Тимковская ЕЕ, Васильева ТА, и др. Особенности спектра мутаций в гене CFTR у больных муковисцидозом из Карачаево-Черкессии. Медицинская генетика. 2015; 14 (7): 32-36.

    38. Иващенко ТЭ, Баранов ВС. Биохимические и молекулярно-генетические основы патогенеза муковисцидоза. Спб.: Интермедика. 2002. 256 с. ISBN 5-89720-043-2.

    39. Одинокова ОН. Расширенный поиск мутаций гена CFTR в выборке больных муковисцидозом из Сибирского региона. Сборник тезисов VII ежегодной Северо-Западной с международным участием научно-практической конференции по муковисцидозу «Практика лечения муковисцидоза» (Санкт-Петербург, 27-28 мая 2016). 2016. с.9-13.

    40. Castellani C, Benetazzo MG, Tamanini A et al. Analysis of entire coding region of the cystic fibrosis transmembrane conductance regulator gene in neonatal hypertrypsigenaemia with normal sweat test. J Med Genet.2001 Mar; 38(3):202-205.

    41. Петрова НВ, Васильева ТА, Тимковская ЕЕ и др. Анализ редких мутантных аллелей гена CFTR у российских больных. Сборник тезисов XI Национального конгресса «Муковисцидоз у детей и взрослых. Взгляд в будущее» (Москва, 24-25 мая 2013). 2013. с.66-67.

    42. Корытина Г.Ф., Викторова Т.В., Байкова Г.В., Хуснутдинова Э.К. Анализ спектра мутаций и полиморфных локусов гена трансмембранного регуляторного белка муковисцидоза в Башкортостане. Генетика. 2002; 38 (9): 1270-1275.

    43. Рукавичкин Д.В. Клинико-генотипический полиморфизм муковисцмдоза среди населения Краснодарского края: дисс. на соискание ученой степени к.м.н.: 03.00.15. Краснодар, 2007. 27 с.

    44. Verlingue, N.I. Kapranov, B. Mercier et al. Complete screening of the coding sequence of the CFTR gene in a sample of CF patients from Russia: Identification of three novel mutations. Hum Mutat. 1995; 5(3):205-209.

    45. Одинокова ОН. Молекулярная диагностика муковисцидоза в Сибирском регионе: поиск мутаций гена CFTR. Сборник статей и тезисов X Юбилейного Национального конгресса «Муковисцидоз у детей и взрослых». Ярославль, 2011. С.60.

    46. Степанова АА, Красовский СА, Поляков АВ. Информативность поиска 19 частых мутаций в гене CFTR у российских больных муковисцидозом и расчетная частота заболевания в Российской популяции. Генетика. 2015; 52 (2): 231-241.

    47. Simakova T, Bragin A, Zaytseva M, et al. NGS-based assay for frequent newborn inherited diseases: from development to implementation. doi: http://dx.doi.org/10.1101/050419

    48. Павлов АЕ, Апалько СВ, Воробьев ЕВ. Молекулярно-генетическая диагностика муковисцидоза в формате микрочипа. Лаборатория. 2012; (4):16-19.

    49. Пренатальная диагностика наследственных и врожденных болезней. Под ред. акад. РАМН, проф. Э.К. Айламазяна, чл.корр. РАМН, проф. В.С.Баранова. 2-е изд. М. МЕД пресс_информ, 2007. 416 с.: ил.ISBN 5-98322-345.

    51. Girardet A, Viart V, Plaza S, et al. The improvement of the best practice guidelines for preim plantation genetic diagnosis of cystic fibrosis: toward an international consensus. Eur J Hum Genet. 2016 Apr24(4):469-478.

    52. Harton GL, De Rycke M, Fiorentino F et al. ESHRE PGD consortium best practice guidelines for amplification-based PGD. Hum Reprod. 2011 Jan;26(1):33-40.

    53. Claustres M, Kozich V, Dequeker E, et al. ESHG Quality committee. Recommendations for reporting results of diagnostic genetic testing (biochemical, cytogenetic and molecular genetic). Eur J Hum Genet. 2014 Feb22(2):160-170.

    Дополнительные файлы

    Для цитирования: Петрова Н.В., Кондратьева Е.И., Красовский С.А., Поляков А.В., Иващенко Т.Э., Павлов А.Е., Зинченко Р.А., Гинтер Е.К., Куцев С.И., Одинокова О.Н., Назаренко Л.П., Капранов Н.И., Шерман В.Д., Амелина Е.Л., Ашерова И.К., Гембицкая Т.Е., Ильенкова Н.А., Каримова И.П., Мерзлова Н.Б., Намазова-Баранова Л.С., Неретина А.Ф., Никонова В.С., Орлов А.В., Протасова Т.А., Семыкин С.Ю., Сергиенко Д.Ф., Симонова О.И., Шабалова Л.А., Каширская Н.Ю. Проект национального консенсуса «Муковисцидоз: определение, диагностические критерии, терапия» Раздел «Генетика муковисцидоза. Молекулярно-генетическая диагностика при муковисцидозе». Медицинская генетика. 2016;15(11):29-45.

    For citation: Petrova N.V., Kondratyeva E.I., Krasovsky S.A., Polyakov A.V., Ivachshenko T.E., Pavlov A.E., Zinchenko R.A., Ginter E.K., Kutsev S.I., Odinokova O.N., Nazarenko L.P., Kapranov N.I., Sherman V.D., Amelina E.L., Asherova I.K., Gembitskaya T.E., Ilyenkova N.A., Karimova I.P., Merzlova N.B., Namazova-Baranova L.S., Neretina A.F., Nikonova V.S., Orlov A.V., Protasova T.A., Semykin S.Y., Sergienko D.F., Simonova O.I., Shabalova L.A., Kashirskaya N.Y. National Consensus Project «Cystic fibrosis: definition, diagnostic criteria, treatment» Section «Genetics of Cystic Fibrosis. Molecular genetic diagnosis of cystic fibrosis». Medical Genetics. 2016;15(11):29-45. (In Russ.)

    Обратные ссылки

    • Обратные ссылки не определены.


    Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

    Использованные источники: www.medgen-journal.ru